Новое в медицине сна

Дайджест по нарушениям движений во сне, март 2022

Antelmi et al. Restless Legs Syndrome: Known Knowns and Known Unknowns. Brain Sci. 2022 Jan 16;12(1):118. doi: 10.3390/brainsci12010118.

Авторы этого обзора  обсуждают звенья патогенеза синдрома беспокойных ног (СБН), а также дальнейшие перспективы изучения этого сложного и загадочного заболевания. В частности, по данным обзора относительная недостаточность дофамина в вечерне-ночное время полностью не объясняет сенсорный дискомфорт и позыв к движению, характерных для СБН. Предполагается, что гипервозбудимость коры головного мозга и спинного мозга ввиду глутаматергической дисфункции (гиперглутаматергическое и гипоаденозинергическое состояние) приводит к растормаживаю моторных и сенсорных нейронов поясничных сегментов спинного мозга, вызывая потребность двигать ногами (сенсо-моторный феномен). Т.о., остается открытым вопрос о состоянии специфических систем центральной нервной системы при СБН в течение суток.

Такое растормаживание в 80-90% случаев СБН сопровождается синдромом периодических движений конечностей (СПДК). Действительно, СПДК может усиливаться на фоне дефицита дофамина, характерного для СБН в вечерне-ночное время. Однако на фоне дофаминергической терапии может развиваться не ослабление, а усиление СБН (феномен аугментации). При феномене аугментации симптомы возникают как вечером, так и днем, а также происходит вовлечение ранее не затронутых частей тела (чаще вовлекается вся поверхность ног и рук). Об этом более подробно – в следующемобзоре.

*****

J. Winkelman. High national rates of high-dose dopamine agonist prescribing for restless legs syndrome. Sleep. 2022 Feb 14;45(2):zsab212. doi: 10.1093/sleep/zsab212.

В описании предыдущей статьи затрагивался вопрос патофизиологии синдрома беспокойных ног (СБН) как важного звена ведения пациентов. Понятно, что если причина заболевания неизвестна, то его  практически невозможно лечить. Однако патогенез СБН все же отчасти известен. На сегодняшний день, по сравнению с другими звеньями патогенеза, хорошо изучена дофаминергическая дисфункция. На протяжении последних 40 лет в лечении СБН используют дофаминергические препараты.

На основании действующих сегодня рекомендаций препаратами первой линии являются агонисты дофаминовых рецепторов. Данные препараты широко используются как в России, так и в других странах. Один из ведущих мировых исследователей СБН John Winkelman провёл исследование, в котором подчеркнул важность проблемы терапии СБН. И основной проблемой такой терапии является использование дофаминергических препаратов в высоких дозах.

В исследовании изучались данные врачебных назначений в США на протяжении 1 года (октябрь 2017 – сентябрь 2018) – схемы лечения более 600 000 пациентов с СБН. Более половины пациентов (58,8%) получали дофаминергическую терапию. Из них почти каждый пятый пациент (19,1%) получал дофаминергический препарат выше рекомендованной дозы Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов. При этом свыше 60% пациентов получали высокую или очень высокую дозу препарата. Чаще использовались прамипексол либо ротиготин. Были обнаружены пациенты (1%), которые принимали препарат в дозе, превышающей рекомендованную в 10 раз.

Автор исследования делает акцент на важности осведомленности среди врачей о феномене нарастания симптомов СБН, а также о других побочных эффектах дофаминергических препаратов, о которых важно помнить, особенно при лечении СБН у пожилых пациентов. В лечении СБН важен поиск альтернативных методов, в том числе нелекарственных.

*****

Sevim et al. Coexistence of restless legs syndrome and multiple sclerosis aggravates anxiety and depression. Arq Neuropsiquiatr.2022 Feb 21;S0004-282X2022005003202. doi: 10.1590/0004-282X-ANP-2020-0400.

Одной из основных коморбидностей рассеянного склероза (РС) является синдром беспокойных ног (СБН). Как для РС, так и для СБН характерны эмоциональные нарушения в виде тревоги и депрессии.

В крупном мультицентровом перекрестном исследовании, в котором приняло участие 1068 человек с диагнозом РС, у 173 человек был выявлен СБН, у остальных пациентов с РС  СБН не был диагностирован. У этих пациентов чаще встречался умеренный (62 пациента) и тяжелый (80 пациентов) СБН, реже легкий (7 пациентов) и очень тяжелый (16 пациентов). Оценка эмоциональных нарушений проводилась при помощи шкалы оценки тревоги и депрессии Гамильтона. Было выявлено, что у пациентов с РС и СБН по сравнению с группой пациентов с РС без СБН чаще наблюдались тревожные и депрессивные расстройства.

Безусловно, важно вовремя диагностировать эмоциональные нарушения у таких пациентов для облегчения ведения и улучшения качества жизни.

*****

Giuliano et al. Parasomnias, sleep-related movement disorders and physiological sleep variants in focal epilepsy: A polysomnographic study. Seizure. 2020 Oct;81:84-90.  doi: 10.1016/j.seizure.2020.07.026. Epub 2020 Jul 31.

В исследовании Giuliano и соавторов изучены 100 пациентов с фокальной эпилепсией, среди которых у 53 была височная форма, у 40 – лобная, у 5 – затылочная и у 2 – теменная. Средний возраст пациентов составил 30.3 ±14.7 лет. В исследовании приняло участие 40 мужчин и 60 женщин. Пациенты получали как однокомпонентную, так и комбинированную противосудорожную терапию.

В группе пациентов с фокальной эпилепсией по сравнению с группой контроля достоверно чаще отмечались следующие двигательные расстройства и феномены: периодические движения конечностей (20% vs. 3%), бруксизм (20% vs. 3%) и миоклонус шеи (17% vs. 3%). По другим  двигательным нарушениям сна достоверных различий не было (избыточный фрагментарный миоклонус, феномен перемежающейся активации мышц ног). Кроме того, у пациентов с фокальной эпилепсией по сравнению с контролем отмечалась меньшая общая продолжительность сна (340.9 ±87 минут vs. 395.9±78.3 минут), большая продолжительность латентности сна (19.2 ±16 минут vs. 12.5±12.9 минут) и меньшая продолжительность быстрого сна (15.2±6.1% vs.  20.8±5.6 %).

Авторы исследования отметили, что, по данным литературы, сочетание эпилепсии, периодических движений конечностей (ПДК), а также синдрома беспокойных ног (СБН) достигает 33%. В данном исследовании взаимосвязь ПДК и фокальной эпилепсии с СБН  не исследовалась. Связь бруксизма и эпилепсии специально не изучалась, однако в исследовании-опросе пациентов с различными расстройствами сна бруксизм встречался в 23,7% по сравнению с контролем (5,4%). В данном исследовании в подавляющем большинстве случаев отмечалась височная фокальная эпилепсия, для которой не характерен бруксизм. Среди пациентов с височной фокальной эпилепсией чаще встречаются ороалиментарные автоматизмы, которые по своей клинической картине могут напоминать жевательные движения, которые наблюдаются при бруксизме. Проведена дифференциальная диагностика бруксизма при всех формах фокальной эпилепсии в данном исследовании. Интересным оказался т.н. миоклонус шеи. Миоклонус шеи — это совершенно новый двигательный феномен, связанный со сном, впервые описанный на полисомнографии как «артефакт, вызванный движением в форме короткой полосы», видимый вертикально поверх полисомнографических «следов». Такой феномен может наблюдаться более чем в половине случаев (54,6%) у здоровых людей, но он может сопровождаться фрагментацией сна. По-видимому, у здоровых людей он связан с другим нарушением сна. Как было отмечено выше, фокальная эпилепсия связана с более низкой продолжительностью сна, большей латентностью сна и меньшей представленностью фазы быстрого сна по сравнению с контролем. Можно предположить существование иных звеньев патогенеза миоклонуса шеи, в том числе эпилептических.

(Автор обзора Н.А. Горбачёв)

Дайджест по гиперсомниям, март 2022

Sun, R. Tisdale, S. Park, S. Ma , J. Heu , M. Haire, G. Allocca, A. Yamanaka, S. Morairty, T. Kilduff. The Development of Sleep/Wake Disruption and Cataplexy as Hypocretin/Orexin Neurons Degenerate in Male vs. Female Orexin/tTA; TetO-DTA Mice. Sleep. 2022 Feb 19; doi: 10.1093/sleep/zsac039.

Нарколепсия является заболеванием из группы гиперсомний центрального происхождения, следствием  недостаточности орексинергической системы мозга. В данный момент распространённость нарколепсии составляет около 25-50 человек на 100 000 населения, при этом различий в распространённости среди мужчин и женщин не наблюдается. Однако остаётся открытым вопрос: существуют ли различия в развитии и течении нарколепсии между мужской и женской половинами пациентов с нарколепсией?

Длительное время для изучения нарколепсии на животной модели использовались только самцы. Y. Sun и соавт. целью своей работы поставили изучение различий в течении нарколепсии между самцами и самками. В своей работе авторы выбрали в качестве объекта для исследования мышей, на орексинергических клетках которых экспрессируется дифтерийный токсин А. В данной животной модели нарколепсии гибель орексинергических клеток  может быть инициирована исключением из диеты мышей доксициклина.

В результате 6-недельного наблюдения после исключения из диеты мышей доксициклина было обнаружено, что у самок по сравнению с самцами в среднем на 1 неделю быстрее развивались симптомы катаплесии, однако разницы в развитии других показателей (уровня бодрствования и внимания, температуры тела, паттернов ЭЭГ-активности) обнаружено не было.  Результаты данного исследования не только наводят на мысли о возможном различии течения нарколепсии у мужчин и женщин среди людей, но и облегчают дальнейшие исследования нарколепсии на животной модели,  позволяя использовать для данной цели не только самцов, но и самок.

*****

Mayà, C. Gaig, À. Iranzo, J. Santamaria. REM sleep latency changes after version 2.1 of the AASM manual for scoring sleep. Sleep Medicine. 2022 Jan 31;90:142-144. doi: 10.1016/j.sleep.2022.01.019.

Сейчас  известно, что одним из наиболее характерных электрофизиологических критериев диагноза нарколепсии является раннее наступление фазы быстрых движений глаз (БДГ) при проведении множественного теста латентности сна (МТЛС), при этом среднее время засыпания должно составлять  не более 8 минут. В 2014 году Американской академией медицины сна руководство для определения стадий и фаз сна было доработано до версии 2.1. В соответствии с данной версией руководства первая эпоха сна с атонией может быть расценена как фаза БДГ при наличии соответствующей картины ЭЭГ, при этом наличие быстрых движений глаз не является обязательным.

G. Mayà и соавт. в своей работе провели сравнительную оценку диагностики раннего наступления фазы БДГ при использовании разных версий руководства (2.0 и 2.1). Для оценки были использованы ранее проведённые МТЛС пациентов с нарколепсией, по результатам которых были зарегистрированы ранние наступления фазы БДГ.

В результате работы было выявлено, что при применении критериев руководства версии 2.1 время наступления фазы БДГ оказалось меньше в 29,1% случаев, при этом более выраженная разница при сравнении применения двух версий руководства была выявлена у женщин. Данное исследование указывает на то, что при применении критериев руководства версии 2.1 следует учитывать укорочение времени наступления фазы БДГ.

*****

Yusuf, T. Tang, М. Karim. The association between diabetes and excessive daytime sleepiness among American adults aged 20-79 years: findings from the 2015-2018 National Health and Nutrition Examination Surveys. Annals of Epidemiology. 2022 Feb 1;68:54-63. doi: 10.1016/j.annepidem.2022.01.002.

В результате многочисленных исследований, оценивающих взаимосвязь развития метаболических и эндокринных расстройств в качестве осложнения хронического недостатка сна, неоднократно было показано, что риск возникновения таких заболеваний, как сахарный диабет 2 типа, выше у людей, ограничивающих время сна. При этом одним из самых распространённых состояний, связанных с недостаточностью сна, является повышенная  дневная сонливость.

Yusuf и соавт поставили своей целью изучение обратной связи: может ли уже существующий сахарный диабет быть ассоциирован с субъективным повышением дневной сонливости? Для анализа было проведено сравнение выраженности дневной сонливости в двух группах людей путём заполнения Эпвортской шкалы дневной сонливости (ЭШДС). В первую группу были включены 895 пациентов с сахарным диабетом 2 типа, остальные участники  Американской национальной базы данных, включающей 6289 человек, составили контрольную группу.

Было выявлено, что распространённость избыточной дневной сонливости (ЭШДС > 9 баллов) была достоверно выше у людей с сахарным диабетом: 30,6% по сравнению с 26,3% в контроле (1.20; 95%CI:1.06 1.36). Данное исследование указывает на необходимость дальнейших исследования того, могут ли заболевания, риск возникновения которых повышается при недостаточном сне, являться самостоятельной причиной избыточной дневной сонливости.

(Автор обзора Головатюк А.О.)

 

 

Дайджест по нарушениям дыхания во сне, февраль 2022

Pépin JL, Bailly S, Rinder P, Adler D, Benjafield AV, Lavergne F, Josseran A, Sinel-Boucher P, Tamisier R, Cistulli PA, Malhotra A, Hornus P; medXcloud group. Relationship between CPAP termination and all-cause mortality: a French nationwide database analysis. Chest. 2022; 14:S0012-3692(22)00263-X. doi: 10.1016/j.chest.2022.02.013.

Рандомизированные контролируемые исследования последних лет не смогли подтвердить протективное влияние терапии постоянным положительным давлением (СИПАП) на смертность. Однако эти исследования имеют ряд важных ограничений, включая низкую приверженность пациентов к СИПАП-терапии, специфический отбор пациентов и небольшое количество летальных исходов.

J. L. Pépin и соавт. оценили влияние прекращения СИПАП-терапии на смертность от всех причин у пациентов с синдромом обструктивного апноэ сна (СОАС) в рамках исследования Nationwide CLAIMS data lake for sleep apnea (ALASKA). Была проанализирована информация из базы данных французской национальной системы возмещения расходов на медицинское страхование (SNDS) для всех новых пользователей СИПАП в возрасте старше 18 лет. Первичной конечной точкой была смертность от всех причин. Были включены данные из двух сопоставимых групп, каждая из которых включала 88 007 пациентов (средний возраст 60 лет, 64% мужчин). Продолжение СИПАП-терапии было связано со значительно более низким риском смерти от всех причин по сравнению с прекращением СИПАП-терапии (отношение рисков 0,61). Возникновение сердечной недостаточности также было менее частым у пациентов, которые продолжали СИПАП-терапию, по сравнению с прекратившими ее (отношение рисков 0,77).

Эти реальные данные из всеобъемлющей, непредвзятой базы данных подчеркивают потенциал длительной регулярной СИПАП-терапии для снижения смертности у пациентов с СОАС.

*****

Yu B, Zhang XL, Li SN, Xu LY, Chang Y, Bi TR, Zhou B, Zuo YH, Zhao L, Pei YY, Zhu JH, Han F, Dong XS. [Utility of the type 3 portable monitor for the diagnosis of sleep disordered breathing in patients with stable heart failure]. Zhonghua Yi Xue Za Zhi. 2021. 101(22):1676-1682.  doi: 10.3760/cma.j.cn112137-20210202-00324. PMID: 34126716.

Целью исследования B. Yu и соавт. было оценить возможности портативного кардиореспираторного мониторирования с использованием устройств 3-го типа (по классификации Американской академии медицины сна) для диагностики нарушений дыхания во сне в домашних условиях у пациентов со стабильной хронической сердечной недостаточностью (ХСН).

Семьдесят шесть пациентов с ХСН (61 мужчина, 15 женщин, средний возраст 57,0 ± 16,9 лет) были зарегистрированы в центре сна Народной больницы Пекинского университета в период с января 2016 г. по январь 2019 г. Всем им проводилось домашнее тестирование с помощью портативного монитора с последующей полисомнографией (ПСГ)  в лабораторных условиях. Оценивалась разница между общим индексом апноэ-гипопноэ (ИАГ), индексом обструктивного апноэ сна (ИОА) и индексом центрального апноэ сна (ИЦА), которые были получены при амбулаторном тестировании и при лабораторной ПСГ.  В результате ИАГ, полученный при домашнем тестировании, составлял 26,1 в час и не отличался от ИАГ (29,0 в час) по результатам ПСГ (P>0,05). ИАГ, ИОА и ИЦА, полученные на основании амбулаторных обследований, значительно коррелировали с таковыми по результатам лабораторной ПСГ (r = 0.892, 0.903 и 0.831 соответственно, P <0,05). Сравнительный анализ между ИАГ, ИОА и ИЦА по данным ПСГ и портативного мониторирования показал среднюю разницу в 3,1 события/час, 0,8 события/час и 1,2 события/час соответственно. Основываясь на пороговой величине ИАГ ≥5 событий/час, амбулаторное кардиореспираторное мониторирование продемонстрировало чувствительность 94,6% и специфичность 75% по сравнению с ПСГ. Для выявления дыхания Чейна-Стокса были достигнуты чувствительность в 96,4% и специфичность в 97,2% по сравнению с ПСГ.

Авторы приходят к заключению, что портативные мониторы 3-го типа могут быть использованы для диагностики нарушений дыхания во время сна у пациентов с ХСН.

*****

Hetland A, Vistnes M, Haugaa KH, Liland KH, Olseng M, Edvardsen T. Obstructive sleep apnea versus central sleep apnea: prognosis in systolic heart failure. Cardiovasc Diagn Ther. 2020; 10(3):396-404. doi: 10.21037/cdt.2020.03.02.

Есть данные, что при хронической сердечной недостаточности (ХСН) как наличие обструктивного апноэ сна (СОАС), так и дыхания Чейна-Стокса (ДЧС) приводит к возрастанию смертности этих больных. Настоящее исследование A. Hetland и соавт. было направлено на сравнительную оценку влияния СОАС и ДЧС на прогноз у пациентов с ХСН.

Скрининг нарушений дыхания во сне проводился среди пациентов с ХСН II-IV функционального класса (по NYHA) и фракцией выброса левого желудочка (ФВЛЖ) ≤45%. В результате в исследование были включены 43 пациента с ДЧС во время сна и 19 пациентов с СОАС. Средняя длительность наблюдения за пациентами составила 1371 день. Первичной конечной точкой была смертность, а вторичной конечной точкой – комбинированная смертность и госпитализация. Исходные параметры существенно не отличались между группами, но пациенты с ДЧС были старше и имели несколько более высокие значения ИАГ, чем пациенты с СОАС. Пять пациентов с СОАС (26%) умерли, а 14 (74%) достигли комбинированной конечной точки смерти или госпитализации. Пациенты с ДЧС продемонстрировали значительно более высокий риск для обеих конечных точек с 23 (53%) смертельными  исходами и 40 (93%) смертями или повторными госпитализациями. Были сделаны выводы о том, что для пациентов с ХСН наличие центрального апноэ сна с ДЧС связано с более высокой смертностью по сравнению с СОАС независимо от возраста и систолической дисфункции левого желудочка.

*****

Cantero C, Adler D, Pasquina P, Uldry C, Egger B, Prella M, Younossian AB, Soccal-Gasche P, Pépin JL, Janssens JP. Long-Term Non-invasive Ventilation: Do Patients Aged Over 75 Years Differ From Younger Adults? Front Med (Lausanne). 2020; 7:556218. doi: 10.3389/fmed.2020.556218.

Неинвазивная вентиляция легких (НИВЛ) признана стандартом лечения гиперкапнической дыхательной недостаточности (ХГДН) и все чаще применяется у пожилых людей. Однако мало что известно об использовании НИВЛ на долгосрочной основе у этой категории пациентов.

C. Cantero и соавт. проанализировали результаты лечения пациентов с ХГДН, длительно получающих НИВЛ. Авторами сравнивались диагнозы, сопутствующие заболевания, технические аспекты, приверженность и эффективность НИВЛ у пациентов старше и младше 75 лет. Из 489 включенных в исследование пациентов, получавших НИВЛ, 151 пациент (31%) был в возрасте ≥ 75 лет. Сопутствующие заболевания, такие как артериальная гипертензия (86% против 60%, р < 0,001), хроническая сердечная недостаточность (30% против 18%, р = 0,005) и легочная гипертензия (25% против 14%, р = 0,005), закономерно чаще встречались у пациентов старшей группы. Также в старшей группе отмечена статистически не значимая тенденция к большей распространенности хронической обструктивной болезни легких (46% против 36%, р = 0,151) и меньшей распространенности нервно-мышечных заболеваний (19% против 11%, р = 0,151). Приверженность и эффективность НИВЛ оказались одинаковыми в обеих группах (ежедневное использование аппарата НИВЛ: 437 и 419 мин, p = 0,76; PaCO2 на фоне лечения 5,8 и 5,9 кПа, p = 0,968).

Авторами сделано заключение, что около трети нуждающихся в НИВЛ пациентов старше 75 лет. При этом маркеры эффективности НИВЛ и приверженность лечению оказываются у них сходными с более молодыми пациентами. Это подтверждает целесообразность длительной НИВЛ у очень пожилых людей.

*****

Yu M, Hao Z, Xu L, Wen Y, Han F, Gao X. Mandibular advancement device as treatment trial for catathrenia (nocturnal groaning). J Clin Sleep Med. 2021; 17(9):1767-1776. doi: 10.5664/jcsm.9290.

Кататрения рассматривается в Международной классификации расстройств сна 3 пересмотра как изолированный симптом или нормальный вариант дыхания во сне. Из-за редкости этого состояния данные, касающиеся патогенеза кататрении и возможностей ее лечения, недостаточны.

Исследование M. Yu и соавт. было направлено на то, чтобы оценить, можно ли считать внутриротовые устройства для выдвижения нижней челюсти адекватным методом лечения кататрении, и если можно, то изучить факторы, предсказывающие его эффективность.

В исследовании приняли участие 30 пациентов (12 мужчин и 18 женщин в возрасте от 16 до 67 лет) с кататренией. Все они заполнили опросники и им были проведены физикальный осмотр, стандартное клиническое обследование, черепно-лицевые измерения, полисомнография и визуализация верхних дыхательных путей до и после применения ротового аппликатора. Оценивались индекс стонов (количество эпизодов вокализации в час сна) и индекс апноэ-гипопноэ, а также изучались анатомические факторы, предсказывающие эффективность терапии. В результате эффективность сна у большинства пациентов была выше 80%, а стоны присутствовали во всех стадиях сна. С началом использования ротового аппликатора индекс стонов значительно снизился (с 5,8 до 2,8 событий в час, р = 0,014). Возраст отрицательно сказался на эффективности этого лечения, а степень репозиции нижней челюсти была положительно связана с его эффективностью.

Таким образом, ротовые аппликаторы можно рассматривать как возможное лечение для тех, кто ищет избавления от стонов во сне.

Дайджест по инсомниям, февраль 2022

Распространенность инсомнии во время пандемии COVID-19

Опубликовано сразу несколько крупных исследований, посвященных инсомнии при COVID-19, для которой даже придуман новый термин коронасомния (coronasomnia, или сovidsomnia). Мета-анализ 250 исследований распространенности инсомнии, включающих 493.475 испытуемых из 49 стран, показал, что во время пандемии COVID-19 общая распространенность жалоб на сон составила 40,49%. Во время карантиных мер этот показатель был немного выше, чем в отсутствие ограничений: 42,49% и 37,97% соответственно. Наиболее уязвимыми группами оказались пациенты с коронавирусной инфекцией. Нарушения сна в этой группе встречались у 52,39%. Среди детей и подростков распространенность была 42,47%, среди медицинских работников —  41,50%, среди группы пациентов с другими заболеваниями, нуждающихся в регулярной медицинской помощи – 41,16%, среди учащихся университетов – 36,73% (1).

По данным другого систематического обзора, инсомния у стационарных пациентов с коронавирусной инфекцией редко становится хронической. Несмотря на высокую распространенность нарушений сна в этой группе в первые 3 месяца после выписки (24–40%), через 6 месяцев клинически выраженная инсомния наблюдается только у 3% (2). В мета-анализе, посвященном психическому здоровью медицинских работников, отмечается, что предикторами развития инсомнии в этой группе были женский пол, молодой возраст (≤30 лет), наличие сопутствующих соматических заболеваний. Кроме того, нарушения сна чаще развивались у медицинских сестер и врачей первичного звена, первыми контактирующих с больными коронавирусом (3).

  1. Jahrami HA, Alhaj OA, Humood AM, et al. Sleep disturbances during the COVID-19 pandemic: A systematic review, meta-analysis, and meta-regression [published online ahead of print, 2022 Jan 22]. Sleep Med Rev. 2022;62:101591. doi:10.1016/j.smrv.2022.101591
  2. Veazie S, Lafavor B, Vela K, Young S, Sayer NA, Carlson K, O’Neil M. Mental health outcomes of adults hospitalized for COVID-19: A systematic review. J Affect Disord Rep. 2022 Feb 10;8:100312. doi: 10.1016/j.jadr.2022.100312. Epub ahead of print. PMID: 35165670; PMCID: PMC8828444
  3. Chutiyami M, Cheong AMY, Salihu D, et al. COVID-19 Pandemic and Overall Mental Health of Healthcare Professionals Globally: A Meta-Review of Systematic Reviews. Front Psychiatry. 2022;12:804525. Published 2022 Jan 17. doi:10.3389/fpsyt.2021.804525

Устойчивость эффекта когнитивно-поведенческой терапии инсомнии (КПТ-И) получила новое подтверждение

Авторы исследования эффективности КПТ-И опросили 133 участников спустя 10 лет после окончания лечения. Индекс тяжести инсомнии до лечения составлял 18.3 [17.7-18.8], сразу после лечения 10.1 [9.3-10.9], через год после окончания курса 9.2 [8.4-10.0] и через 10 лет после окончания курса 10.7 [9.6-11.8] (1). В другом исследовании сравнивались результаты онлайн КПТ-И и очной индивидуальной КПТ-И через 9 недель. Полученный ответ на лечение лучше сохранялся в группе очной терапии (2).

  1. Jernelöv S, Blom K, Hentati Isacsson N, Bjurner P, Rosén A, Kraepelien M, Forsell E, Kaldo V. Very long-term outcome of cognitive behavioral therapy for insomnia: one- and ten-year follow-up of a randomized controlled trial. Cogn Behav Ther. 2022 Jan;51(1):72-88. doi: 10.1080/16506073.2021.2009019. Epub 2022 Jan 31. PMID: 35099359.
  2. Scott J, Vedaa Ø, Sivertsen B, Langsrud K, Kallestad H. Using network intervention analysis to explore associations between participant expectations of and difficulties with cognitive behavioural therapy for insomnia and clinical outcome: A proof of principle study. J Psychiatr Res. 2022 Jan 29;148:73-83. doi: 10.1016/j.jpsychires.2022.01.054. Epub ahead of print. PMID: 35121271.

Персонализированный подход к фармакотерапии инсомнии

Описан клинический случай полипрагмазии, вызвавшей синдром паркинсонизма. 78-летнему пациенту с хронической инсомнией и депрессивным расстройством, который в течение длительного времени принимал амиодарон по поводу аритмии, был дополнительно назначен тразодон. Через месяц у пациента развились тремор, повышение мышечного тонуса и нарушения походки с частыми падениями. Авторами сделано предположение, что амиодарон снизил метаболизм тразодона и привел к повышению его содержания в организме. Симптомы дефицита дофамина могут быть обусловлены связями между дофаминергической и серотонинергической системой, на которую воздействует тразодон.

Sharma KD, Colangelo T, Mills A. Trazodone-induced parkinsonism: A case report. Int J Clin Pharmacol Ther. 2022 Feb 1. doi: 10.5414/CP204068. Epub ahead of print. PMID: 35102822.

Авторы кроссоверного исследования, включавшего 160 пациентов с болевыми синдромами и сопутствующими нарушениями сна, отмечают, что клонидин оказался более подходящим препаратом, чем зопиклон. В ночи, когда эти пациенты использовали клонидин, у них был достоверно более низкий уровень боли, сокращалось время засыпания, а побочные эффекты на следующий день (обмороки, падения, спутанность, головные боли, ухудшение настроения и т.д.) отмечались реже.

Bamgbade OA, Tai-Osagbemi J, Bamgbade DO, Murphy-Akpieyi O, Fadire A, Soni NK, Mumporeze L. Clonidine is better than zopiclone for insomnia treatment in chronic pain patients. J Clin Sleep Med. 2022 Feb 4. doi: 10.5664/jcsm.9930. Epub ahead of print. PMID: 35112665.

Сон и риск сердечно-сосудистых заболеваний

Поперечное исследование данных 4160 испытуемых показало, что сочетание инсомнии и обструктивного апноэ сна с индексом апноэ-гипопноэ ≥ 15 эпизодов в час на 75% повышает риск наличия сопутствующего сердечно-сосудистого заболевания. В продольном анализе данных этих пациентов было доказано, что сочетание этих двух нарушений сна в 2 раза повышает риск сердечно-сосудистой катастрофы в течение 11 лет. Полученные данные указывают на необходимость комплексной диагностики и лечения пациентов с коморбидными инсомнией и нарушениями дыхания во сне

Lechat B, Appleton S, Melaku YA, Hansen K, McEvoy RD, Adams R, Catcheside P, Lack L, Eckert DJ, Sweetman A. The association of co-morbid insomnia and sleep apnea with prevalent cardiovascular disease and incident cardiovascular events. J Sleep Res. 2022 Feb 15:e13563. doi: 10.1111/jsr.13563. Epub ahead of print. PMID: 35166401

Целью 4-летнего проспективного исследования 393.690 участников без сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) было изучить, является ли качественный сон защитным фактором для сердечно-сосудистой системы. Качественный сон в этом исследовании определялся как соблюдение гигиены сна и отсутствие нарушений сна. Среди пациентов, которые имели такие вредные привычки как курение и употребление  алкоголя, вели малоподвижный образ жизни и несбалансированно питались, качественный сон отчасти компенсировал риск развития ССЗ, снижая его с 25% до 18%. Это ещё раз подчеркивает важность восстановления правильных привычек сна у пациентов с инсомнией.

Song Q, Wang M, Zhou T, Sun D, Ma H, Li X, Heianza Y, Qi L. The Lifestyle-Related Cardiovascular Risk Is Modified by Sleep Patterns. Mayo Clin Proc. 2022 Feb 5:S0025-6196(21)00701-1. doi: 10.1016/j.mayocp.2021.08.031. Epub ahead of print. PMID: 35135690

Анализ публикаций, посвященных предикторам развития инсомнии и защитным факторам сна

Кроссоверное исследование связи между вредными привычками и нарушениями сна у 12.367 взрослых показало, что курильщики чаще имели сокращенный ночной сон и клинически подтвержденную инсомнию в отличие от тех, кто курил время от времени или не курил вообще. При этом употребление алкоголя не было достоверно связаны ни с сокращенным ночным сном, ни с инсомнией (1). Пережитая психологическая травма любой давности повышала риск последующего развития инсомнии, особенно у женщин: OR = 2.41, 95% CI [1.54-3.76].

К защитным факторам здорового сна можно отнести активное участие в общественных мероприятиях, обучение или творческие занятия (2).

  1. Leger, D., Andler, R., Richard, J.-B., Nguyen-Thanh, V., Collin, O., Chennaoui, M., & Metlaine, A. (2022). Sleep, substance misuse and addictions: a nationwide observational survey on smoking, alcohol, cannabis and sleep in 12,637 adults. Journal of Sleep Research, 00, e13553.
  2. Kim DE, Kim E. Types of social activities associated with fewer insomnia symptoms and the mediating role of loneliness in older adults. Psychogeriatrics. 2022 Feb 6. doi: 10.1111/psyg.12813. Epub ahead of print. PMID: 35128761.

(автор обзора Пчелина П.В.)

 

 

Дайджест по нарушениям сна у детей, февраль 2022

Eun Kyeong Kang, Seung Soo Kim. Behavioral insomnia in infants and young children. Clin Exp Pediatr > Volume 64(3); 2021

Ночные пробуждения являются частым явлением в младенчестве и раннем детском возрасте. Как правило, их число значительно сокращается в течение первых нескольких месяцев жизни. Отличить патологический сон от нормального сна не всегда удается родителям и даже клиницистам. В обзорной статье Eun Kyeong Kang и соавт. рассмотрена современная типология хронической инсомнии у младенцев и в раннем детском возрасте с учетом клинико-патофизиологических характеристик инсомнии в этой возрастной группе:

  • Инсомния по типу нарушения ассоциаций засыпания. При этом у ребенка формируется зависимость засыпания от наличия дополнительной стимуляции (кормления, укачивания, присутствия взрослого).
  • Детская инсомния по типу нарушения установок засыпания. Ребенок уклоняется или отказывается ложиться спать в определенное время, в определенном месте. Этот тип инсомнии формируется при неадекватном или непостоянном установлении времени и места для сна родителями.
  • Смешанный тип, который объединяет черты двух описанных вариантов.

Авторы приходят к заключению, что методами выбора в лечении хронической инсомнии в младенчестве и раннем детском возрасте являются поведенческая терапия и гигиена сна. Выбор безопасного лекарственного средства для лечения детской инсомнии ограничен. Фармакотерапия не устраняет причину нарушений сна, однако, может помочь ребенку и его семье адаптироваться к условиям сна в период поведенческой терапии.

*****

Tohru Matsumoto. Suvorexant improves intractable nocturnal enuresis by altering sleep architecture. BMJ Case Rep. 2021 Mar 16;14(3):e239621. doi: 10.1136/bcr-2020-239621.

В последние годы для лечения ночного энуреза (НЭ) применяется множество методов, однако некоторые дети невосприимчивы к существующим методам терапии. В связи с этим поиск новых препаратов для эффективного лечения НЭ является до сих пор актуальным. В работе Tohru Matsumoto описан клинический случай, впервые продемонстрировавший эффективность применения суворексанта при трудноизлечимом НЭ у 12-летнего мальчика.

До суворексанта использовались различные методы терапии: поведенческая терапия, десмопрессин, сигнальная терапия, антихолинергические средства, трициклические антидепрессанты, однако все стратегии лечения оказались неэффективными – ни одна ночь не проходила без энуреза. Лечение суворексантом было начато в дозе 3,75 мг перед сном.  При постепенном увеличении дозы до 15 мг в сутки частота НЭ снизилась на 35,7%. До и после лечения у пациента было проведено полисомнографическое исследование, при этом на фоне приема препарата наблюдалось снижение представленности глубокого медленного сна.

Авторы приходят к выводу, что эффективность суворексанта при НЭ была обусловлена снижением представленности глубокого медленного сна.

*****

Noah P. Kondamudi; Lewis Krata; Andrew S. Wilt. Infant Apnea. In: StatPearls [Internet]. Treasure Island (FL): StatPearls Publishing; 2022 Jan.2021 Nov 7.

Апноэ у младенцев – термин, используемый для описания эпизодов задержек дыхания во сне, однако не каждая остановка дыхания во сне является патологической. Кратковременные периоды апноэ у младенцев, возникающие короткими циклами от 5 до 10 секунд, не являются патологическими и называются периодическим дыханием. Периодическое дыхание наблюдается преимущественно в возрасте от двух до четырех недель и самостоятельно проходит к шести месяцам жизни.

В работе Noah P. Kondamudi и соавт. представлено современное определение апноэ у младенцев:

  • Апноэ недоношенных определяется как остановка дыхания во сне, которая длится не менее 20 секунд или сопровождается брадикардией или десатурацией у младенцев в возрасте до 37 недель гестационного возраста.
  • Апноэ младенцев определяется как эпизод остановки дыхания во сне с длительностью не менее 20 секунд либо меньше по длительности, но сопровождающийся брадикардией, цианозом и/или выраженной гипотонией.

По мнению авторов, апноэ в младенчестве часто остается недооцененным и может приводить к задержке развития, снижению интеллекта и различной патологии внутренних органов.

(Автор обзора Центерадзе С.Л.)